ПРЯМОЙ ЭФИР

Что покупаем?

Бегущая строка /
Объявления

Металлоторговой компании требуется менеджер в отдел продаж; тел. 51-81-85.

В РТРС требуются: инженер и электромеханик (соц пакет); тел: 8-922-266-27-06.

Размещение рекламы на радиостанциях Сургута: «Авторадио» (FM 103.3), «Energy» (FM 107.9), «Love radio» (FM 87.5), «Радио Дача» (FM 91.6), «Русский хит» (FM 89.5). Телефоны в Сургуте: 22-12-22, reklama@in-news.ru 

Требуются уборщицы; тел. 8-(3466)-46-46-44.

Продается земельный участок 8 соток (Коктебель); тел. 8-9222-568-568.

Офисный буллинг. Часто ли в Сургуте встречается травля на рабочем месте и возможно ли что-то сделать?

Новость о погибшей медсестре Сургутской травматологической больницы всколыхнула чуть ли не все городские паблики на прошлой неделе

23.11 742 Виталий Торопов

После волны общественного резонанса возбуждено уголовное дело. В качестве одной из версий следователи рассматривают прессинг со стороны начальства, который женщина просто не выдержала. В любом случае пока идет расследование и многоуровневые проверки учреждения, называть имена возможных виновников трагедии сейчас некорректно и бессмысленно. Однако сама тема – взаимоотношения с руководством – далеко непростая. Многие уверены, что управы на необоснованный так называемый офисный буллинг нет, а трудовая инспекция в этих спорах не помощник. Так ли это на самом деле и есть ли смысл тягаться с работодателем?

«Я прихожу на работу, как на войну. Я еду на работу, я читаю «Отче наш». Я еду с работы с сердечным приступом. Я прихожу, ложусь и делать ничего не могу», – рассказала операционная медицинская сестра ОБ № 1 Сургутской травматологической больницы Олеся Губанова.

Наша первая героиня сетует: как на войну она ходит не первый год. Утверждает, что все началось с появлением новых лиц в управленческом пуле, который якобы медсестру невзлюбил. Олеся говорит, что все ее попытки хоть как-то примириться и найти общий язык с руководством, успехом не увенчались. Ее на собрании отчитали перед всем коллективом за ябедничество.

«Был такой намек, что не лучше бы вам уволиться с данного учреждения, но всегда существует такая оговорка – мы, конечно, найдем способ вас уволить, но на работу в городе Сургуте вы нигде не устроитесь. Я вышла с этого собрания, у меня земля ушла из-под ног. И я понимаю эту девушку Айжан, которая тоже поддалась тому же прессингу. И все об этом знают, я не знаю, почему люди молчат. У меня ушла земля из под ног. Я даже не помню, как я села в машину, выехала из травматологии. А по пути меня настигла та мысль... Вот знаете, я не могу себе позволить остаться без работы, у меня трое детей. И это вот такой создается вакуум, из которого очень тяжело выбраться в одиночестве», – добавила Олеся.

Виктория – бывшая медсестра приемного отделения Сургутской травматологической больницы. Ей тоже есть, что добавить. Лицо по своим причинам она показывать не хочет, но имени не скрывает.

«Выбирался один сотрудник, который по личным качествам не нравился, допустим, старшей медсестре, и начинался прессинг. Она занималась непосредственно этим человеком. Ложные свидетельства, ложные обвинения, ложные докладные на этого человека. То есть она его выживала, проходил какой-то период времени, она начинала заниматься другим человеком. И так постепенно до данного момента коллектив полностью весь обновился», – рассказала Виктория.


Проработав 17 лет в учреждении, женщина говорит, что уволиться ее вынудили. Произошло это после того, как медсестра пожаловалась в трудовую инспекцию: «По идее я должна прийти на работу и у меня должно быть минимум два готовых комплекта медицинской формы на смену, если я вдруг запачкаюсь. Такого нету. Сотрудники сами покупают себе и форму, и обувь. Пришла комиссия провела проверку, нашли нарушения. Дали время им устранить эти нарушения. Ну, зачем устранять нарушения, если просто можно убрать человека, который чем-то недоволен. Вот так и получилось».

А вот Лилия без боя не сдалась. Говорит, начиная с 2015-го только в отделении, где она работает, уволились больше 30 сотрудников. Прессинг, по ее словам, выглядел в отказе на просьбы подмениться, выбрать более удобный график. Никакие семейные обстоятельства веса доводам не придавали. Дошла до прокуратуры. Но возвращаться уже не захотела: «В конце декабря мне озвучили решение в прокуратуре и сказали, что моя жалоба полностью удовлетворена. Не желаю ли я восстановиться обратно в травмцентр в любое отделение. Мне было предложено так. Конечно, в этот кромешный ад никто по своему желанию не пойдет».

В соцсетях уже больше недели обсуждают новость о трагическом ЧП с одной из медсестер Сургутской клинической травматологической больницы. В сообщениях якобы сотрудники, пожелавшие остаться инкогнито, рассказали о причинах смерти женщины. Их связывают со сложностями в отношениях с руководством учреждения. В пресс-службе медучреждения комментировать эту ситуацию на камеру пока не готовы. Есть только официальное письмо о том, что сейчас идут многоуровневые проверки, а все отделения больницы работают в штатном режиме. Детали случившегося выясняют в следственном комитете.

«Органами предварительного следствия рассматриваются разные версии произошедшего, в том числе и возможные обстоятельства, связанные с работой, конфликта на работе, как одна из версий. И безусловно, по данной версии у нас допрашиваются все работники, все коллеги и, соответственно, проверяются условия работы, предшествующие данному событию», – отметил руководитель следственного отдела по Сургуту СУ СК России по Югре Владимир Ермолаев.

Умысел и вину, если они были, предстоит еще доказать. Если это произойдет, последует и неотвратимое наказание. В этом году в Лангепасе вынесен приговор теперь уже экс-начальнице одного из отделений полиции города. Она психологически довела молодую сотрудницу до крайней точки. Случилось непоправимое. Вину бывшего руководителя доказали, гласит релиз лангепасского городского суда. Вердикт – пять лет условно. А вот, что говорят сургутяне на тему офисного буллинга.

– У меня хорошее начальство было. Всегда. Если человек работает адекватно, то какой прессинг может быть? Всегда все заслуженно. Просто так не бывает ничего.

– Я с этим сталкивался очень мало за свою жизнь, когда была какая-то личная неприязнь. И она бывает. Это обычность этой жизни. Если вам не нравится человек, вы с ним не общаетесь. Нужно поменять работу. Все очень просто. Не надо никому ничего доказывать. Работы полно. В Сургуте работы полно.

– Мне кажется, не стоит это терпеть. В любом случае надо как-то решать эту ситуацию. Если что-то не устраивает, мне кажется, всегда есть выход. В разных ситуациях по-разному. Где-то уходила. Где-то пересматривала свое отношение. Тоже бывает. Тоже не везде всегда прав, но главное – объективно оценить ситуацию.

Допустим, возникла необходимость оценить ситуацию. Судя по отзывам, помочь с консультацией должны в государственной инспекции труда. В сургутский офис дозвониться не удалось. Но получилось поговорить с юристами. Ольга Довгилова похожее дело вела совсем недавно: «Если вы хотите действовать в правовом русле и отвечать на эти оскорбления, вы должны понимать, что рано или поздно руководитель найдет, к чему придраться, и вас могут уволить. Но поскольку в нашей ситуации человек не особо планировал дальнейшую трудовую деятельность, соответственно, мы прибегли к правовым действиям и писали служебные записки, готовили проектные заявления, которые потом действительно дошли до более высокого руководства о том, что вот в таком-то отделении происходит вот такое унижение человеческого достоинства».

Юристы говорят, что выходов всего несколько – либо поиск решений из области человеческих отношений, либо следование букве закона. У каждого из методов есть свои плюсы и минусы.

«Я считаю так, что жизнь настолько коротка. Не стоит ее тратить на то, чтобы выживать в некомфортном коллективе с некомфортным руководителем. Если вы считаете, что руководитель всячески отмечает вас негативно, оскорбляет и так далее, вы должны принимать решение либо уйти из этого коллектива, это, конечно, не правовой совет, а общечеловеческий, либо бороться. Если против вас происходят какие-то неправомерные действия, вы должны реагировать на это всегда», – добавила руководитель юридической компании «Довгилова и партнеры» Ольга Довгилова.

Теги: буллинг
Сайт использует файлы cookies и сервис сбора технических данных его посетителей. Продолжая использовать данный ресурс, вы автоматически соглашаетесь с использованием данных технологий.